657365 original“Dr. Terror’s House of Horrors” (Дом ужасов доктора Террора) (1965). В одном из купе поезда, следующего из Лондона в Брэдли, собираются пятеро пассажиров, но вскоре их покой нарушает шестой, и, конечно, для него находится место. Он представляется Шреком, доктором метафизики, и по его словам, эта фамилия в переводе с немецкого означает «Террор». Небольшой толчок при движении, и саквояж ученого мужа падает на пол – среди прочего, там оказывается колода карт Таро. Шрек уверяет остальных, что он может предсказывать будущее, самое жуткое из того, что может произойти с каждым из них. Приглашает сыграть в игру, и начинается время страшных историй…

В центре первой из них – Джим Доусон, архитектор, которого пригласила осмотреть когда-то принадлежавший его семье дом нынешняя владелица этого сколь шикарного, столь и старого особняка, богатая вдова миссис Биддальф. Для чего? Для того чтобы провести ряд перепланировок. Поэтому Доусону придется особенно внимательно осмотреть стены и подвальные помещения, в одном из которых – за свежей кладкой – он обнаружит гроб, в котором покоится тело некоего Космо Вальдемара, человека, поклявшегося отомстить всему роду Джима, потому как он считал, что дом у него отняли предки Доусона. Через какое-то время гроб исчезает, и возле того места, где он стоял, виднеются отпечатки жутких лап – не животного, и не человека…

Предсказуемая, но хорошая история об оборотне с предсказуемым, но хорошим финалом, переворачивающим все с ног на голову. Да, вервольфы, но не все так прямолинейно, как бывало в старых оборотняцких хоррорах. Этот эпизод мог бы быть полнометражным «жутиком» от «Хаммера» – но сняли его люди из «Амикус». Как, собственно, и всю антологию, представленную доктором Шреком, которого, на минуточку, сыграл Питер Кашинг.

Второй сегмент повествует о странном растении, которое однажды обнаружил в саду собственном дома Билл Роджерс. Что-то вроде сорняка, но во многом уникального. Без стеблей, корней и листьев. Сначала оно убивает любимого пса маленькой Кэрол, потом принимается за взрослых. Тут-то и чувствуется, что Фредди Фрэнсис (на его счету такие фильмы как «Сад пыток» и «Байки из склепа» 1972 года, а последней работой мэтра стала «Темная башня» 1989-го) принимал участие в съемках «Дня Триффидов», хоть и остался за титрами. История за номером два – короткая, но эффектная, немного необычная для тех времен, в ней есть абсолютно все, что требуется.

Третья рассказывает о Биффе Бэйли, талантливом трубаче из джазового оркестра, который вместе со своим ансамблем отправляется на Карибы, чтобы совместить приятное с полезным. Хорошенько отдохнуть и вместе с этим немного заработать, выступая в клубах перед туристами. Однако мистеру Бэйли не стоило бы забывать о том, что оказавшись на чужой земле, не следует нарушать не им установленные правила. В этих краях, говорит Биффу его новый знакомый, «с вуду не шутят». Он же рассказывает музыкантам о том, что где-то рядом ночью будет проводиться религиозный обряд, куда, вопреки запретам, Бэйли и остальные, естественно, захотят попасть – и попадут. Интересный ритм, интересные мелодии… Почему бы не запомнить несколько из них, потом выдав за свои? Все равно никто не узнает – где Карибы, а где Лондон. Ох, как Бифф ошибался!

Честно говоря, я, оказавшись на месте главного героя этого эпизода, последовал бы его примеру. Эти прекрасные ритуальные барабаны, умм. Какой уж там Дэйв Ломбардо. Но, говорят, связавшись с богами вуду и адептами этого культа, хорошо, если проживешь недолго и несчастливо. Ничего уж такого нового рассказ про ансамбль мистера Бэйли нам не предлагает, но смотрится этот сегмент с интересом и удовольствием, ведь никто из нас не знает, ЧТО за кара его настигнет. А то, что настигнет – сомневаться не приходится. Впрочем, концовка получилась не просто смазанной, но еще и глупой, почти беззубой; развязка намного хуже завязки.

Следом – привет от Кристофера Ли, тогда еще относительно молодого и совсем не Сарумана, сыгравшего в «Доме ужасов» скептика Фрэнклина Марша, который, еще будучи пассажиром в поезде, открыто заявляет Шреку, что тот – шарлатан, а в карты «верят только дураки». Что до истории, главным героем которой он становится, то она повествует о художественном критике, что разносит картины начинающих живописцев, пусть даже одаренных, в пух и прах, публикуя разгромные рецензии в профильных изданиях. Очередной потенциальной жертвой оказывается Эрик Ландор, по творчеству которого Марш проходится от души, но тот преподает критику отличный урок, показывая картину, «написанную» обезьяной. Не зная об «авторе», Фрэнклин хорошо отзывается о шедевре импрессионизма, из-за чего выставляет себя посмешищем.

Стерпеть этого признанный критик не смог, и, дождавшись, когда Эрик выйдет из собственной галереи, садится за руль машины и сбивает ненавистного пересмешника. Тот не умирает, но оказывается на больничной койке с ампутированной рукой. Не в силах вынести потерю того, что позволяло ему писать картины, Ландор совершает самоубийство, пустив себе пулю в лоб. Но остается рука… Оторванная рука – поэтому Маршу тоже не поздоровится. Части тела, мстящие всяким супостатам за их бывшего владельца, - тема настолько старая и избитая, что уже сложно сказать, с кого и когда это началось. Фредди Френсис явно не был первым, но четвертый сегмент получился неплохим. Как минимум, за счет игры Кристофера Ли (его здесь много) и Майкла Гоу (а вот его – совсем чуть-чуть). Только вот шедевром никак не назвать. Просто симпатичный и в меру проходной эпизод. Первый и второй – явно лучше. Хоть там и не было столь яркой, почти пронзительной и немного наивной сатиры: критиков не любит никто, кинематографисты в том числе.

Завершает антологию сегмент, главную роль в котором сыграл тогда еще молодой Дональд Сатерленд. Он – доктор Боб Кэрролл, вернувшийся в свое родное поместье вместе с невестой-француженкой Николь. Мир да любовь, но нет – в округе начинает буйствовать вампир, и обратившись к верному другу, Кэрролл понимает, что, скорее всего, это кровопийцей является его без пяти минут жена. Он бы и готов вбить ей осиновый кол в сердце, но что потом ждет самого Боба? Самый слабый эпизод из «Дома ужасов», который можно смело пропустить. В целом же антологию от «Амикус» можно назвать предтечей целого ряда аналогичных хорроров – как минимум, тему с Дьяволом или Смертью в поезде, что решил или решила сыграть в игру со смертными, использовали сто пятьсот тысяч раз в семидесятых, восьмидесятых, девяностых и двухтысячных. В плохих фильмах и хороших, дешевых и дорогих.

В этом, возможно, нет историй со сногсшибательными сюжетами, но «Дом» крепко снят, крепко сбит и крепко сварен. И посмотреть его стоит хотя бы ради актерского, по-настоящему звездного состава. И Ли, и Кашинг, и Сатерленд регулярно появлялись в хоррорах абсолютно третьесортных; «имена» не всегда значит «успех». Однако в данном случае звезды в небе сошлись как надо, образовав маленькую галактику ужаса, возможно не страшную, но очень милую, почти рождественскую, только не для детей, а для родителей. Считается, что «Дом ужасов» - одна из лучших антологий хоррора, снятых под маркой «Амикус». Так это или нет, судить не берусь, но в одном уверен: она вряд ли хуже «Психушки» Роя Уорда Бейкера, что вышла на экраны семью годами позже.

7/10

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

О ПРОЕКТЕ

Добро пожаловать в мою энциклопедию фильмов ужасов!

Здесь собрано почти три тысячи авторских рецензий на хорроры. От голливудских высокобюджетных постановок до откровенного трэша, редких и старых образцов жанра.

Это не новостной портал, но обновляется он регулярно, а о самых интересных фильмах я всегда упоминаю на заглавной странице.

Заходите почаще - и приятного чтения!

Kai Jaworski (Nekkro)

Email

Facebook