844970 original“Johnny Frank Garrett's Last Word” (Последнее слово) (2016). Среда, первое сентября 1982 года. Суд в Амарилло, штат Техас. На скамье подсудимых – 18-летний Джонни Фрэнк Гаррет, которого обвиняют в изнасиловании и убийстве престарелой монахини из общины при монастыре Св.Франциска. Прокурор выкладывает на стол один козырь за другим. Оказывается, обвиняемый – наркоман и в тот день он принял как минимум две дозы ЛСД. Перед смертью несчастной его видели под стенами монастыря, его походка напоминала собачью, парень был явно не в себе.

Позже Джонни признавался в преступлении как полицейским, скрутившим его, так и сокамерникам. Однако среди присяжных находится человек, некто Адам Редман, выступающий «против». Его доводы любому здравомыслящему индивидууму показались бы железобетонными. Во-первых, отпечатки на теле убитой нашли только через несколько дней. За это время не составило бы труда их подделать. Остальные улики и вовсе косвенные, все до одной. Он был под наркотиками. ОК, а кто в тот день не был? Вот, например, вы, мистер?

Его видели рядом с монастырем. ОК, в тот вечер мимо проходили десятки людей. Признание Джонни так и не подписал, а что до его бредней в компании сокамерников, то их можно списать как на жесточайший стресс, так и на крайне низкий уровень умственного развития, ведь IQ Гаррета равен семидесяти.

Тем не менее, его приговаривают к смерти путем введения смертельной инъекции. Перед смертью он произносит лишь одну фразу. «Все вы, ваши дети, ваши семьи, все, кто хоть отдаленно связан с вашим сучьим родом – у меня для вас сюрприз». После чего умирает. Спустя неделю после его смерти одна из суда присяжных, пожилая Новелла Самнер падает с лестницы и ломает себе шею. Вслед за ней сходит с ума учительница Кэрол Мур. Прямо на уроке она воспроизводит на классной доске последние слова Джонни, после чего вонзает себе в нос два карандаша и падает лицом вниз. На стол. Со всей силой, что в ней еще оставалась. В женщине, которая последние дни не могла спать из-за ночных кошмаров, в которых видела только одного человека. Гаррета.

Позже – когда незваным гостем в дом Редмана заявляется журналистка Кэти Джонс – выясняется, что перед смертью Джонни написал письмо. Письмо, полное ненависти к своим палачам, письмо, написанное столь богатым языком, что возникает вопрос, каким был истинный IQ казненного. Сын Адама начинает видеть сны, так или иначе связанные с Гарретом, и с этого момента жизнь его отца полностью меняется. Он понимает две вещи. Первая: Джонни нельзя назвать мертвым… в полной мере. Вторая: его смерть была выгодна целому кругу людей, следствием заговора которых и стала казнь невиновного. Но все же… Невиновного ли?

Считается, что «Последнее слово» основано на документальном фильме Джесси Квокенбуша. Об этом прямо говорится как в начальных титрах, так и на странице этой ленты на IMDB. Соответственно, Джонни Фрэнк Гаррет – личность вполне реальная, и суд, прошедший над ним, - тоже реальный. Однако более достоверных сведений об этом нет. Нигде от слова совсем. Как и о фильме, снятом Джесси. Слабый заход, мистер Рамли! Особенно в наш-то перегруженный информационным мусором век. Да, у руля здесь Саймон Рамли, великолепный британский режиссер, который подарил нам как минимум один шедевр – речь о «Живых и мертвых» 2006 года.

Также на его счету еще две примечательные ленты. «Красный, белый, синий» - больше драма, чем ужасы. И «Маленькие смерти» - безумная, безумная антология! После чего ушел – не из кино, но из жанра. Надеюсь, что не навсегда. Потому что то, что он делал в рамках хоррора, было попросту блистательно. Это касается и «Последнего слова». Заход интересный. Режиссер пытается исследовать якобы реальные события, последовавшие за казнью убийцы, который проклял своих палачей, и эти события напрямую связаны с тем, что мы считаем «дьявольщиной» или «сверхъестественным». Не важно, существовал ли Гаррет в реальности. Важно то, что получилось у мистера Рамли.

Фильм не похож ни на что ранее мною виденное. Понятно, что тут и там мелькают отголоски то «Сияния», то чуть ли не «Восставших из ада». Однако в целом он не имеет прямых, ясных, четких аналогов. Начало – эдакая реконструкция реальных событий. Далее – чистая мистика. Немного детектива, триллера. Потом – мрачнейший хоррор с жуткими фрагментами не менее жутких сновидений. Фирменный стиль Саймона тут как тут. Фильм кажется дороже, чем он есть. Глубже, чем он есть. Сложнее. В нем нет привычной структуры. Привычного развития событий. Местами чудится легкий уход в сторону артхауса а-ля Гаспар Ноэ (но лишь чудится). Плюс эта жуткая (в хорошем смысле), атональная музыка.

Ближе к финальной трети кажется, что это не Адам сходит с ума (он-то точно нет), а вы. Что всегда получалось у Рамли, так это небанально подавать банальную тему. Снимать драму так, что кажется, будто это ужасы. Пугать зрителя на ровном месте, вырывать ему глаза, отрезать уши и вынимать душу так, будто в нее запустили зонд для гастроскопии. Первая часть «Последнего слова» - фильм-сюжет. Вторая – фильм-ощущение, фильм-настроение, фильм-атмосфера. При этом сценарий никуда не исчезает, как и заданный в самом начале вопрос. По степени мрачности и того, как лента меняется по ходу действия, эту работу можно сравнить с гениальной «Эпидемией одержимости». Браво, Саймон. В очередной раз – браво!

9/10

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

О ПРОЕКТЕ

Добро пожаловать в мою энциклопедию фильмов ужасов!

Здесь собрано почти четыре тысячи авторских рецензий на хорроры. От голливудских высокобюджетных постановок до откровенного трэша, редких и старых образцов жанра.

Это не новостной портал, но обновляется он еженедельно, а о самых интересных фильмах я всегда упоминаю на заглавной странице.

Заходите почаще - и приятного чтения!

Kai Jaworski (Nekkro)

Email

Facebook