855647 original“The Crescent” (Черный полумесяц) (2018). «Один раз приехав сюда, уехать уже невозможно. Я пытаюсь сбежать отсюда уже 20 лет. Все дело в воде. Вода здесь не совсем обычная, Бет». «Сюда» и «отсюда» - это местечко Сильвер Крисент, прямо на берегу Атлантики, в часе езды от бурлящего Галифакса. Именно здесь находится дом, принадлежащий матери Бет, и именно в него она, молодая девушка, но уже вдова, направляется вместе с двухлетним Лоуэном, чтобы подлатать нервы после гибели мужа.

Дом новый, отнюдь не старый особняк с привидениями. С современной начинкой и великолепным видом из окна – прямо на океан. Именно там, по побережью Бет теперь гуляет с сынишкой, который с охотой резвится в мягком теплом песке. А вечерами она пытается вернуться к тому, чем занималась всю сознательную жизнь – к живописи. Окрестности настолько пустынны, что кажется будто здесь никто не живет. Да и не жил никогда. Однако это впечатление обманчиво.

Сначала появляется странный старик Джозеф, которого Лоуэн, кажется, интересует куда больше чем его красавица-мать. Он и есть автор той фразы про воду. Затем, спустя несколько дней, буквально из ниоткуда вырастает бледная маленькая девочка Сэм, которая тоже говорит загадками. «Они следят за вашим сыном». Кто эти «они», почему именно за сыном? Нет ответа. Дни следуют за днями, одна ночь сменяет другую. И Бет начинает слышать странные звуки. А потом пропадает, оставляя Лоуэна в одиночестве. И если бы он знал, что всякий раз, когда солнце скрывается за горизонтом, на берегу появляется все больше и больше людей. Они стоят. Наблюдают. ЖДУТ.

Все фильмы, даже плохие, чему-то учат. Из «Черного полумесяца», например, я узнал, где находится Галифакс. Но шутки в сторону. Творение типично фестивального режиссера Сета Смита прекрасно укладывается в рамки того, что можно назвать «пост-хоррором». Эта приставка, если вы еще не заметили, ныне чертовски модна. Вместо обыкновенного блэк-металла появляется «пост-блэк», вместо некрореализма – «постнекропостреализм». Пост-, пост-, пост-! Везде он. И не всегда это гарантия качества, скорее наоборот. Вспомните о художниках, не написавших ни единой картины, но зато прославившихся на весь мир своими «перфомансами» и «инсталляциями».

Именно поэтому фестивальное кино в моем понимании – плохое кино. Не всегда, но часто. Когда это артхаус ради артхауса, бессмысленность ради бессмысленности. Но режиссер же «так видит», он вложил в свое творение немыслимые идеи космического масштаба! Все это не о «Черном полумесяце». Этот фильм – абсолютный мрак, мрак в кубе. Нечто на грани совсем не фантастического sci-fi, но вполне себе ужасного хоррора. Ужасного в хорошем смысле. Здесь люди претерпевают страшные трансформации и возвращаются из мертвых, здесь реальность говорит с вами звуками, цветами и даже картинами. Звуковой ряд заставляет кожу покрываться мурашками.

А визуально фильм напоминает вовсе не авторское кино – скорее Кроненберга. Плюс здоровая доза сюрреализма в духе «Отпечатка» и «Черной радуги». Параллельно с этим над общей картиной незримым духом веет нечто с отвратительным лицом монстров из Иннсмаута. В ходе первого часа, казалось бы, толком ничего не происходит. Но от экрана не оторваться. А потом наступает время для НАСТОЯЩЕЙ жути. И упоминание тварей, рожденных больным воображением Лавкрафта, пришлось здесь вовсе не для красного словца. «Картинка» и атмосфера великолепны. А актеры! Они достойны отдельного упоминания, ведь что Джозеф, что Лоуэн, что Бет сыграли блистательно. И для всех трех… это первый фильм.

8/10

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

О ПРОЕКТЕ

Добро пожаловать в мою энциклопедию фильмов ужасов!

Здесь собрано почти четыре тысячи авторских рецензий на хорроры. От голливудских высокобюджетных постановок до откровенного трэша, редких и старых образцов жанра.

Это не новостной портал, но обновляется он еженедельно, а о самых интересных фильмах я всегда упоминаю на заглавной странице.

Заходите почаще - и приятного чтения!

Kai Jaworski (Nekkro)

Email

Facebook