287292 original“The Theatre Bizarre” (Театр абсурда) (2011). Энола одинока и безумна. Она живет в маленькой клетушке, из окна которой виднеется заброшенное здание старого театра, пишет сумасшедшие городские пейзажи, и на каждой картине так или иначе прорисовывается то, что сводит ее с ума, то, что не оставляет в покое ни днем, ни ночью. Тот самый театр. Но вот, кажется, приоткрывается дверь в этот манящий Энолу, запретный мир. И второй шанс ей не нужен: она немедля становится гостьей на представлении, в котором нет людей, а есть только марионетки, их изображающие.

Прежде чем художница окончательно порвет с реальным, нормальным миром, она услышит и увидит шесть кратких историй. Первая – о Мартине и Карине. Эти двое решили провести отпуск в северной Франции, глухой ее части. И в один из дней девушка увидела на деревенской распродаже поразительно уродливые серьги, мимо которых пройти она не смогла: продавщицей оказалась странная женщина, вылитая ведьма, которая пригласила Мартина к себе домой, в старую хижину посреди нигде, - и он поехал.

Чтобы собственными руками прикоснуться к чудом уцелевшей копии «Некрономикона», а затем стать любовником Матери Жаб, что родилась, прежде на свет появилась сама Земля… Рецензия начнется именно здесь, если вы не возражаете. Первый сегмент хоррор-антологии, в съемках которой приняли участие культовые в жанре личности, получился далеким от идеала. Да, пейзажи сказочно красивы… и мрачны. Музыкальное сопровождение, как минимум, удачно. Хорош грим, хороша Катриона МакКолл, звезда классических фильмов великого Фульчи, которая давненько не появлялась не экранах (еще с «Сэнт-Анжа» 2004 года, или я многое пропустил?), хороша атмосфера.

Но отвратителен актер, сыгравший Мартина, способный только бурчать что-то неразборчивое себе под нос, сценарий поверхностен, монтаж – ниже среднего. И изначально хорошая, 100-процентно лавкрафтианская задумка, даже в руках Ричарда Стэнли, когда-то подарившего миру один из самых красивых, притчевых и поэтичных хорроров современности (речь, конечно, о «Песчаном дьяволе»), в результате пусть и не оказалась пшиком, но фильмом откровенно средним. Возможно, будь он в полном метре, он был бы лучше. Но – как есть. 6/10.

Впрочем, продолжение – под названием «Я люблю тебя», снятое Бадди Джовинаццо, который давным-давно дебютировал яростным, остросоциальным психотрэшем («Боевой шок») и после исчезнувший из мира кино – оказалось намного хуже. Это весьма говорливая история о двух любовниках, полубезумном немце и симпатичной француженке, которая удовлетворит разве что тех, кому кроме «мяса» ничего и не надо. Финальная мясорубка действительно неплоха, а прежде следуют не слишком вдохновляющие к размышлениям банальные разговоры между совершенно не подходящими друг другу людьми. Ничего нового, а драматизм и вовсе на нуле. Полном. 0/10.

Дальше – больше. Третья история, третий режиссер. Ура, это Том Савини. Увы, кроме больных фантазий и прекрасного их воплощения на экране, новелла, носящая имя «Мокрые сны», зрителю предложить не может. В центре сюжета – сны главного героя, Донни, и они далеки от приятной глазу порнушки. То ему чудится, что из вагины его жены вылезает помесь таракана и краба, радостно щелкающая острыми как бритва клешнями, то на завтрак ему подают собственный член в яичнице. И это не последнее видение.

Фрейда из Савини не получилось, хотя в определенной забавности этой короткометражке не откажешь. Сам Том в роли психоаналитика, Дебби Рошон, получающая по носу от своего экранного супруга, уродливые маски, экранизация самых страшных снов любого мужчины, подробное вскрытие вен и четвертование – это много лучше новеллы о ревности и собственничестве. Во всяком случае, здесь чувствуется самоирония. 6/10. Следом – эпизод, который, как и история мистера Стэнли, сильно выбивается из общего («трэш-кишки-все-умерли-и-засмеялись») контекста.

Я совершенно не знаком с творчеством Дагласа Бака, но «Случай на дороге» - хорошая заявка на победу. Это удивительно лиричный рассказ о смерти, даже не рассказ, а диалог, между матерью и ее маленькой дочуркой, состоявшийся после того, как обе стали свидетельницами страшной аварии, в которой погиб мотоциклист, сбивший оленя. Прекрасная операторская работа, подбор музыки. И, как минимум, несколько сцен, образов, которые надолго впиваются в память. Не знаю как вы, а я никогда не забуду глаза второго байкера, того, кто остался в живых, того, кто потерял своего сына. Не фильм, а притча, умная, бьющая точно в цель. 10/10.

Пятый на очереди – Карим Хуссейн, и этот яркий, талантливый режиссер верен себе. В его работах всегда на равных существует добро, причудливым образом, в разбитом зеркале отображаясь извращенным злом, он видит красоту там, где есть только уродство, и подает уродство так, что оно становится красивым. Его вклад в «Театр абсурда» - история о женщине, которая пишет о воспоминаниях других людей. Убивая их, извлекая жидкость из глаз жертв, и вкалывая ее себе в глаза. Потеряв жизнь, они таким странным образом рассказывают Писательнице о том, что успели увидеть, прежде чем встретили ее. Обо всех радостях и горестях. Дом убийцы завален блокнотами с записями. И абсолютным венцом ее работы может стать только одно.

Пропуск в воспоминания того, кто еще не родился. Интереснейший концепт, блестящая его визуализация, а уж как ее воспринимать – дело зрителя. Многих стошнит, а кто-то просто не поймет. «Я больше не могу видеть. А значит, мне снова будут сниться сны». 8/10. В финале – Эстелль и Грег. У них чертова уйма проблем. Но в одном эта пара, кажущаяся странной пародией на Тима Бертона и Хелену Бонэм-Картер, схожа. Они любят ЖРАТЬ. Сладкое. Много сладостей. Культ шоколада, марципана и сладких сливок. Мороженое, торты, что угодно. Но, что если на месте пирожных окажутся люди, и их тоже можно будет ЖРАТЬ, отрыгивая кишками и засушенными ягодами?

Дэвид Грегори, в меру известный документалист и автор прекрасного «Чумного города», снял нечто неординарное, отталкивающее, и за гранью известных науке жанров. Притча, снова? Вряд ли. Скорее, чистый гротеск, глючный сон наркомана в форме современного авторского кино с морем «вкусностей», который доводит идею Феррери до абсолютного логического делириума, кадр за кадром украшен таким количеством человеческого шашлыка в различных конфигурациях, что это бы сделало честь любому сплэттеру и гор-хоррору. Интересно, но, мягко говоря, не слишком вменяемо, а идея… ее нет. 5/10. Собственно, это можно сказать и обо всей антологии в целом.

Шесть отличных режиссеров, некоторые из которых известны только узкому кругу своих поклонников, а другие – давно стали достоянием истории, либо если и снимают, то редко. Шесть разных, по-своему небанальных историй, что выгодно отличает «Театр абсурда» от недавнего «ЗЛА». «Имена» и неординарность, даже своего рода артхаусное безумие – вот лучшее, что есть в этом фильме. Но зрелище в итоге получилось подобным бигмаку с пластмассой: котлета-то вкусная, да вот с гарниром подкачали. Два неплохих эпизода, один посредственный, один – ниже плинтуса, один шедевр и еще один – близкий к шедевру. Ради Стэнли, Хуссейна и Бака – посмотреть однозначно стоит. И ради креатива. Потому что – никаких оборотней, зомби и тварей из соседского подвала.

6,5/10

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

О ПРОЕКТЕ

Добро пожаловать в мою энциклопедию фильмов ужасов!

Здесь собрано почти три тысячи авторских рецензий на хорроры. От голливудских высокобюджетных постановок до откровенного трэша, редких и старых образцов жанра.

Это не новостной портал, но обновляется он регулярно, а о самых интересных фильмах я всегда упоминаю на заглавной странице.

Заходите почаще - и приятного чтения!

Kai Jaworski (Nekkro)

Email

Facebook